Мы хотим взять холод в союзники

Мы хотим взять холод в союзники

Недавно в Салехарде прошла конференция по мерзлотоведению, на которой обсуждался весь спектр вопросов, связанных с деятельностью человека в зоне вечной мерзлоты. Следует отдать должное всему научному сообществу, которое занимается исследованием шельфов в северных морях. Комплексный подход к изучению криогенных ресурсов позволил вовлечь в исследование самые разные по специализации научные коллективы: Институт мерзлотоведения в Якутске, Институт полярных и морских исследований им. А.Вегенера в Потсдаме, Институт Арктики и Антарктики, которые изучали шельфы Баренцева и Печорского морей. Наш Институт криосферы земли уже десятки лет исследует шельф Карского моря, в частности, мы более 25 лет изучаем газовые гидраты. И это позволяет нам с большой надеждой смотреть в будущее нашей науки, поскольку она действительно становится комплексной. Теперь исследования не носят односторонний характер, и не проводятся только с точки зрения мерзлотоведения, теперь во всем мире начинают изучать самые разные аспекты криосферы.

Мерзлотоведение по существу является площадкой для эксперимента по конвергентному образованию, конвергентной науки. И в этом плане хочу выразить глубокое удовлетворение нашим сотрудничеством с Тюменским нефтегазовым университетом. Десять лет в мире проводится небывалый эксперимент по экологизации всех программ обучения, 10 000 специалистов познакомились с криологией. Это дает надежду, что наша наука, действительно, становится междисциплинарной.

За поведением вечной мерзлоты ведут многолетние наблюдения в подземных лабораториях Якутска, Игарки в Красноярском крае, в общем, таких точек по России достаточно много. В настоящее время речь идет об объединении разных методов исследования вечной мерзлоты, чтобы создать единую базу данных, которая позволит точнее оценивать ее изменения и прогнозировать динамику. В этом плане нам нужно объединять усилия и международного сообщества, что мы уже делаем с Институтом полярных и морских исследований в Германии и институтом Аляски. Мы мечтаем о серьезных научных станциях, где можно было бы с помощью самого современного оборудования наблюдать различные составляющие природных процессов.

Интерес к Арктике, интерес к территории, где распространяется вечная мерзлота буквально растет у нас на глазах. Я думаю, что это, конечно, связано с богатствами Арктики и серьезнейшими международными проектами по транспортировке углеводородов, все это взаимосвязано. Мы уже сейчас создаем проекты по криогенным и углеводородным ресурсам, объединяем их вместе. Поскольку, чтобы принять правильное решение, надо вести исследования масштабных комплексных объектов, где и мерзлота, и углеводороды, и последствия хозяйственной деятельности объединяются вместе.

Надо сказать, что ямальская земля - это природная лаборатория для нашей науки. Больше всего материалов по мерзлоте, криосфере накоплено именно в этом регионе. Здесь есть места просто уникальные, которых нигде больше не найдешь. И вообще весь полуостров Ямал - это особая территория. Любое строительство, любой объект, который здесь возводится, должен с первых шагов, еще с проектов иметь научное сопровождение. На Ямале нет двух одинаковых точек, чтобы они соответствовали каким-то стандартам, нормам, поэтому при строительстве объектов необходимо научное сопровождение и проектов, и возведения, и эксплуатации. Тогда будет все устойчиво, мы сохраним природную среду и построим нужные объекты с осторожностью и долговечностью.

Если правильно подходить к закладке основания фундамента зданий, вечная мерзлота может быть хорошим помощником при строительстве любого объекта. Мерзлота, когда мы с ней дружим, служит каменным основанием, как только мы про нее забываем, про ее слабости, начинаются проблемы, которые мы наблюдаем в последнее десятилетие в строительстве.

В 1995-м году мы издали книгу о том, что происходит на дне Печорского и Баренцева морей. Так вот на дне этих морей при отрицательной температуре, где-то минус 2 градуса, происходят мощные криогенные процессы. Мы знаем, что при минус 2-х градусов соленая вода в море не замерзает, но земля живет, и из нее бьют фонтаны газа, а вместе с газом и пресной воды. Из недр, под дном океана выбрасывается газ, который тянет за собой пресную воду, которая при такой температуре замерзает. Одновременно с этим происходит охлаждение газом, который расширяется и понижает температуру, и создаются мощные, так называемые, лакколиты льда. Представьте, что там находится труба, которую проложили, и вдруг эта труба трескается и взлетает. И какой бы толщины она не была, она разлетится в щепки от этой энергии, которая появляется при замерзании пресной воды. Это маленькая модель того, что происходит в огромных масштабах на дне холодных морей. И это только один пример того, что может быть с инженерным сооружением, если мы такие вещи не примем во внимание, не проведем нужные исследования при прокладке трассы. Дело в том, что работы, проводимые в других регионах и на территории, где располагается вечная мерзлота - это абсолютно разные вещи.

Не могу не подчеркнуть, что вечная мерзлота имеет важный ресурс для человечества. Все знают, что такие элементы криосферы как льды, ледники, ледниковые щиты - это огромный ресурс пресной воды. Наша страна богата не только углеводородами, она еще богата и пресными поверхностными водами. Но сегодня огромная часть человечества не имеет доступа к чистой воде. Вы представляете, что такое айсберг, такая махина, в ней содержится несколько тысяч тонн воды! Так что перераспределение этой воды, замороженной в айсберге, это уже один из ресурсов, который можно использовать. У нас даже был проект, на который было получено авторское свидетельство, чтобы транспортировать айсберги к берегам, где нет пресной воды.

Нас очень радует, что мы нашли общий язык с правительством Ямала, с жителями этого региона, потому что они понимают, что наши исследования, наши знания и им нужны. Также и представители крупных нефтегазовых компаний, работающих на шельфе, наконец, начинают понимать, что многие вопросы без науки не решить. Поэтому и оттягивается освоение шельфа, потому что нет пока методов и средств сохранения природы. А что, например, делать при разливах нефти, как с этим бороться, как предостеречь от таких последствий, никто пока не может сказать, не изучали. И те средства борьбы от загрязнений, которые существуют для теплых регионов, никак не подходят для Арктики. Так что ученым предстоит огромная работа.

Нас также радует и то, что правительство Ямала ставит задачу создания в этом регионе масштабного научного центра, привлечения ученых, и не только российских, но и иностранных для того, чтобы вместе работать, потому что Арктика - это общий полигон всех приарктических государств. А кроме них сколько еще и не приарктических государств протягивает руку к нашей Арктике! Поэтому, чем быстрее мы развернем здесь широкомасштабные исследования, чем больше мы получим информации об этой неповторимой природе, тем быстрее мы станем настоящими хозяевами Арктики. Мы поменяли наши представления о мерзлоте как вредном и опасном явлении и стали рассматривать как полезное для человека. И мы сейчас все свои исследования направили на то, чтобы повернуть холод в свои союзники.


перейти к списку