11:33, 09 октября 2018

В Мурманске вспоминают героев-разведчиков

Внук одного из погибших в 1943 году разведчиков Денис Андреевич Лашин старается принести пользу мурманской земле за себя и за деда.

10 октября исполняется 74 года с момента, когда побеждавшая в Альпах и на Кавказе дивизия СС «Эдельвейс» с позором отступила от невысокого в общем-то хребта на Кольском полуострове, удерживаемого горсткой моряков.
Есть место, где фашисты потерпели поражение уже 29 июня 1941 года. Через семь дней после начала войны они начали наступление на Кольский полуостров, но на приграничном горном хребте Мустатунтури были остановлены Красной армией. Три года они не смогли продвинуться ни на метр, а потом именно здесь начался прорыв 10 октября 1944 года и немцы бежали.
Хребет Мустатунтури — значится во всех учебниках по Великой Отечественной войны как единственное место, где немецкие войска были остановлены в первый день наступления (29 июня 1941) и затем не сумели ни на метр продвинуться до окончания боевых действий в Заполярье.
При штурме хребта Мустатунтури четверо воинов повторили подвиг Александра Матросова. В течение трех лет обороны краснофлотцы неоднократно предпринимали попытки отбросить врага на территорию Норвегии. Одной из самых печальных и героических страниц обороны Мустатунтури можно считать десант на самом северном участке советско-германского фронта 30 марта 1943 года, на берегу бухты Питка-вуоно, залива Малая Волоковая полуострова Средний.
В ночь на 29 марта 1943 года специально созданная сводная группа, состоящая из лучших воинов-разведчиков собранных со всех частей СОР (Северный Оборонительный Район п-ва Средний, Рыбачий) должна была скрытно высадится в губе Малая Волоковая (Матти вуоно фин.) , проникнуть в тыл противника и провести налет на базу снабжения «Норд».
Состав отряда 2 группы, Первая, основная, 48 разведчиков, группу возглавлял капитан Юневич. Вторая, группа прикрытия 30 разведчиков командир лейтенант Кравцов.
Первой была высажена группа прикрытия, затем восточнее группы прикрытия высадили группу Юневича. Далее события развивались стремительно, едва катера отвалили от берега и ушли, группа Юневича была освещена осветительными ракетами и обстреляна из пулеметов. Разведчикам пришлось с места высадки вступить в бой. Противник знал предполагаемое место высадки и сумел заблаговременно выставить укрепленные минометами заслоны. Группа Кравцова была скованна боем на своем участке.
В течение 29 марта отряд разведчиков вел ожесточенный бой с противником, кольцо врагов сжималось. В один из критических моментов боя Юневич вызвал огонь нашей артиллерии по своим координатам.
Из донесений штаба СОР:
"Начальнику штаба СФ. Высадили 29.03.43 года две разведгруппы 63-й ОМСБ (отдельная морская стрелковая бригада). Первая — командир Юневич — 48 человек. Вторая — командир Кравцов — 30 человек. Около 7 часов разведгруппы столкнулись с противником. Наша артиллерия поддерживает разведчиков."
Содержание радиограмм становилось все тревожнее:
"Положение разведгрупп на 19.00. Первая группа отбила при поддержке артиллерии атаку противника. Противник силою до 150 человек сосредоточивается для повторения атаки, усиленно обстреливает группу минометами и пулеметами".
Немного обнадеживало донесение, переданное в штаб Северного флота 30 марта 1943 года в 4.16:
"Разведгруппа № 1 Юневича смогла прорвать окружение и вышла к мысу Ахкисниеми. Катерам приказано снимать разведгруппу под прикрытием артиллерии".
Но вскоре поступает другая радиограмма:
"Положение на 4.40. Снять группу № 1 не удалось. Усиленной роте с группой № 2 приказано пробиться к группе № 1 и совместно перейти к обороне. (К тому времени группу Кравцова удалось усилить высаженной на помощь ротой автоматчиков под командованием капитана Жаринова) Катера МО ("Морские Охотники") возвращаются на Пумманки. Снимать группы будем следующей ночью. Прошу выслать в Пумманки три катера морских охотника. В течение дня будем поддерживать группы артогнем".
31 марта в 6 часов 10 минут командующий СОР Кабанов отправил командующему СФ радиограмму:
"В 22.00 30.03 три морских охотника вышли снимать разведгруппы. Для отвлечения противника от района посадки одновременно проводилась силовая разведка ротой на левой сопке малого хребта Муста-Тунтури.
В 00.20 31.03 группа Кравцова и рота Жаринова сняты.
Группа Юневича, бывшая в окружении, пробилась к берегу в районе Питка вуоно. Посланные катера группу снять не смогли из-за сильного огня противника и под обстрелом возвратились в Пумманки.
Из книги М. Орешеты. «Командир группы Александр Юневич к этому моменту был мертв, он погиб во время дневного боя 29 марта, но отходившие разведчики несли с собой тело командира. В 4 часа 14 минут разведчики увидели: к берегу подошли два "морских охотника". Спасение было рядом, но гитлеровцы тоже увидели катера и открыли по ним минометный огонь. Пути к спасению были отрезаны. Катера ушли, а с ними — и надежда.
Вот тогда и полетела в эфир радиограмма открытым текстом: "ОГОНЬ НА НАС! ФАШИСТЫ СОВСЕМ БЛИЗКО. НАС ОСТАЛОСЬ МАЛО. ЖИВЫМИ НЕ СДАДИМСЯ. ОТОМСТИТЕ ЗА НАС. ПРОЩАЙТЕ, ТОВАРИЩИ" В 5 часов 45 минут 30 марта 1943 года оставшиеся в живых бойцы пошли в свою последнюю атаку...»
Из донесений:
С группой Юневича в 4.30 прекратилась связь, боезапас к этому времени был почти полностью израсходован.
В 5.45 был слышен сильный бой в районе квадрата 2852-2 и крики "ура". Предположительно, группа Юневича пыталась прорваться через опорный пункт в район казармы Ивари. Наблюдением и поиском днем 30 марта группа Юневича не обнаружена. По последнему донесению Юневича об отражении атаки противника, группой и артогнем уничтожено до 70 немцев...".
10 октября 1944 года именно на этом участке 12-я и 63-я бригады морской пехоты прорвали оборону немцев и начали освобождение Норвегии. Все погибшие в том давнем десанте похоронены в братской могиле, за которой и сегодня ухаживают моряки, местные жители, внуки и правнуки героев.
С одним из них – Денисом Лашиным. Кстати на фото изображен именно он с портретом погибшего в том десанте деда-разведчика краснофлотца Ивана Тараненко, корреспондентам «Арктики-инфо» удалось побеседовать.
- Подвиг деда, можно сказать, обязал меня пойти служить в Вооруженные силы по контракту в тех же местах, где он воевал. С детства мне рассказвали о том, что я должен быть достоин такого дедушки, да я и сам понимаю, что он отстоял мурманскую землю для того, чтобы я не просто прозябал здесь – мне дана возможность совершить что-то, чего он не успел. Я одновременно служу и активно работаю в общественных организациях по поддержке наших местных производств, наших мурманских предприятий. В общем, стараюсь за себя и за деда, который мало успел в мирной жизни.

Фото: «Арктика-инфо»
Источник: Соб. инф

Похожие новости:

перейти к списку новостей

Отправьте нам новость